Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:31 

Реклама себя.

Укротитель из Птероцирка
А я второй последний раз напоминаю, что франшиза Хорошего Полицейского от компании "Я ною и ненавижу всё" в позитивном ключе переезжает сюда.
Если вдруг кто-то по какой-то причине хочет продолжить читать моё нытье - можете отметиться в комментариях.
Для сохранения психического здоровья и хорошего настроения остальных - дневник закрывается и открытые записи будут здесь.
Без злобы, ненависти. Вроде того, что человек все же не только из говна состоит, но и из воды.
Хэээй! )
Здесь будут уродо-рисунки, криво-рассказы, псевдо-фото и мало ли что ещё.


Ксар и Сандро рекламируют
)


15:45 

"Хорошие новости на камеди радио"

Укротитель из Птероцирка
В общем, если недоговаривать, то все очень классно и лучезарно звучит:
Я закончил колледж!
Летом раз шесть буду в Питере!
Я сдал ГОСы!
Предстоит головокружительный сезон поступлений! (Ни один глупый ЕГЭшник не поймет, какова сдача экзаменов музыканта)
Скоро приедут мои кочерыжки и креветки! (А Ксар таки стал креветкой)
На ДОА продается голова Валли, которая мне светит в глаз, а так не светит, поэтому беру ботиночки на Сандрика и подставку с многозначительным названием "омега"... Ну, весьма себе альтернатива (сейчас, секунду, я почти поверил в это)
Летний Бассейн!
Летняя работа санитаром!
Летние занятия скрипкой!
Летнее печатание Натана!
Летнее продолжение лепки!
Летняя акварель!
Скоро переезд!
Еееей!
Ыртодазиос!!
Фотография!
Хлеб!
Квас!
Кот!
Да....



@темы: 31,5 граммов Ы

11:49 

Укротитель из Птероцирка
И вот Морай Хоук сбежал с Андерсом, все его кинули, а сам он остался на стороне магов (какого черта я их выбрал?)

@темы: "Ыртодазиос, как форма зависимости"

22:27 

Укротитель из Птероцирка
Ксар. Стань креветкой, Ксар. Зааки.

10:09 

Такие вот делишки.

Укротитель из Птероцирка

10:25 

Ряха с выражением морды "ээ-эээ..."и спидозник)

Укротитель из Птероцирка




Что я могу сообщить? Снимать двух кукол рядом - разительно не мое. И вообще не знаю чье. Но это уже третье дело, так что неважно)
И все же Ряха магическим образом (да он просто стоит дороже всех и лучше всех (каламбурчик), что тут скрывать-то ХД) всех изгоняет со стола. На столе остается лишь он да Элмо, потому что Элмо не выживет в шкафу. Если вылезет немного света из-за туч, то и Элмо на память щелкну. Он все же такой...забавный)

17:36 

Будни Ыртодаза

Укротитель из Птероцирка
Сразу узнал Андерса. То ли конкретно из-за английской озвучки, то ли из-за короткой памяти разрабов - тут он уже не такой нытик-маг. Зато я понял, каким латентным он мне казался в первой части.
Но он, как оказалось, вовсе и не латентный.
Вот ты тварь почему на Мойру не клюнул.
Все ясно.
А я-то все на подарки у торговцев тратился. Ясно, все, ясно. У него там был Карл. Впрочем, да.
да.
Мда ХД
А каждый раз, когда слышу имя Алистера "священного нашего короля", вспоминаю про облизанные на холоде кувалды и не могу не вообразить, что, может, и в нашей истории были такие дауны, которых после прославляли, а им все холодные кувалды бы... Ох чиерти..

@темы: "Ыртодазиос, как форма зависимости"

13:14 

Укротитель из Птероцирка
Пацана не трогай - он не продается. Заведи своего собственного (с) Ксенон Антиквар

@темы: "Ыртодазиос, как форма зависимости", Храм цитат

12:57 

Укротитель из Птероцирка
Требую объяснений, как тема подземной компании Раилага из хомма попала в дашину клоаку.
Требую объяснений, что забыла тема из хомма в занзаре.
Что забыла тема хомма в трейлере к фильму.
Что вообще происходит?

23:19 

Не буду изменять себе.

Укротитель из Птероцирка
И всех замучаю этой фотографией, потому что я потратил пятнадцать секунд своей жизни на эту умопомрачительную склейку.



В общем, я в настоящей агонии и не знаю, кому бы отдать моего желторотого на мейк. И где набрать столько денег, потому что из адекватного в наше время только забугорные....
И где найти ещё одну эмму с открытыми глазами, и одну с закрытыми.

И тем не менее, мне не стоит унывать, потому что у меня самым наиволшебнейшим образом есть хотя бы одна! Так что Сандро, пусть и не жирует, но есть!

И ему подошли мсд ботиночки *_* И он такой легкий! И в силу отсутствия возможности стоять на двух ногах адекватно, он уже хамовато-проститутно подминается возле Ряхи. А ряха стоит со своими светлыми глазами, интеллектуально приоткрытым ртом, и, как всегда, выражает полное "....Э?...ээээ, эээээ....Ээээ?...э-ааа...."



И, да! Мы купили Элмо! Оно же Элма, оно же Элми, оно же Элм. Кот его уже жрет, получает по морде. И я его ей богу убью, потому что после убитых родственниками кактусов, Элмо первый завладел моим ботаническим сердцем!
Элмо покажется завтра)

20:30 

Укротитель из Птероцирка
Скоро Сандро заметно утих, он неубедительно попросил прощения чуть позже, но отец не особо его слушал. Ему пришлось много звонить, договариваться, но это было не так легко, так как дело уже обращалось к ночи. Пока Сандро пытался себя вести наиболее мерзко и непристойно в глазах отца, тот все не мог найти иных видимых причин, кроме влияния на Сандро наркотиков. Нельзя было выразить словами, нельзя было объяснить Сандро, почему эта вероятность так напугала отца, но первые попытки решить конфликт с самим собой, найти слова для предстоящего разговора с сыном Амос уже пробовал.
-Собирайся, Сандро, - сказал он наигрывавшему на виолончели мальчику. Пока тот играл, пока мягкая волшебная музыка доносилась из-под его рук, мальчик прекращал походить на сумасшедшего, невразумительного, наглого и глупого ребенка. Он был мягок чист и очарователен. Весь в музыке, весь в ее шарме и магии. Но сейчас отца бы и малейшей частью всех торжеств музыки не могло бы пронять. Чувства, весь их отрицательный вал: шум боли в ушах и эхо страха за своего сына,- брали верх над ним. Амос был напуган. И тупой, пропитанный горечью страх дымом клубился за пламенем собственной вины.
Амос вел машину, часто поглядывая на мальчика. Тот сидел сзади, не шевелился, как и вел себя обычно – казался потерянным и далеким от этого мира ребенком. Мужчина не мог поверить, сколько всего за этот день наслушался от него, особенно вглядываясь в отражение утомленного, зажатого ребенка, который вновь шарахался прикосновений. Синяк на его щеке внушал Амосу глубокую обиду на самого себя, которая тем не менее не умаляла его правоты. И мальчику стоило бы хорошо об этом поразмыслить, наблюдая за своим разбитым лицом и достоверно вспоминая причины его приобретенного вида. Амос очень надеялся, что мальчик все запомнит, поймет и учтет. Но в Сандро жило столько противоречий и непонятных разрешений самых разных мыслей, что не стоило всегда надеяться, будто мальчик принимал наказание за наказание, а похвалу за похвалу. Сандро не всегда мог это проследить. И вовсе не потому, что был глупым. Просто в его голове не было привычных причинно-следственных связей, и он не был виноват в этом, однако принять это было сложно и неприятно.
- Лаборатория, кто есть? – позвал Амос, проталкивая мальчика перед собой, из-за чего тот позорно дернулся и снова часто задышал, невнятно мыча что-то.
- О, семейка Рой, - пожилой харизматичный мужчина вышел из соседнего кабинета, не снимая с лица маски. Он снял перчатки и пожал руку отцу мальчика, но к Сандро не подошел, - Мне нужно закончить дела. Здесь Ларс, попросите его. Ему же только анализы посчитать, так что... Ничего.
- Это тот...специфичный?
- Не специфичнее Сандро, - старик усмехнулся и перевел взгляд на мальчика. Он любил этого ребенка, но не понаслышке представлял за каким чертом его в полночь потащили на анализы. Это и его задело за живое. Старик знал мальчика так же, как и Амос, являясь их единственной поддержкой в самом начале, в самое тяжелое время. Тогда Оан был всего на несколько лет старше, чем сейчас Амос.
- Сандро, иди туда, мне нужно решить здесь пару вопросов, - отец махнул рукой в сторону рабочей лаборатории через коридор. Парень хорошо здесь ориентировался, поэтому мужчина не стал уточнять, чтобы снова не вызвать у Сандро этого странного приступа гнева.
- Скажи ему, чтобы передал анализы мне, - крикнул вслед ему старик, и парень зажато кивнул.
Сандро знал здесь почти всех. Он часто здесь бывал, брал практику, занимался своими делами, в которые никто не любил лезть. Все люди здесь пугали его. Они были опасными людьми, странными. Но Сандро даже представить не мог, какое впечатление он сам производил на людей. Ведь себе он представал совершенно обычным человеком. Парень с пониманием мог назвать себя «другим», но совершенно обычным. Все остальные люди были для него непонятной массой, недоступной объемной сутью, которую Сандро так яро избегал. Парня обошла участь обучения в школе, да и в академии он учился не на общих правах, потому что сидеть в аудитории полной людей было бы для него разрушающим фактором. Но Сандро не удержался и в обычной городской жизни. На свете было только одно место, где ему было хорошо. И туда попасть оказалось едва ли не сложнее, чем жить в толпе. Единственным выходом были таблетки. Сначала выписанные врачом, затем сигареты, крепче, с травой, наркотики. Врачебные таблетки не помогали. Стучали по рассудку, заставляли каждые полчаса бегать в уборную, но не давали никакого успокоения. И мальчик нашел его сам. Пока не было одиночества – были наркотики. А вот уверенно утопая в себе в длительном одиночестве Сандро отлично выживал трезвым, пока не скривился ломкой. Сандро бы все вытерпел, любую боль, если бы только во время ломки он мог договориться не только с телом, но и с сознанием, которое жаждало легкого кайфа.
Парень прошел в лабораторию и оказался там совершенно один. На несколько секунд он смог воспрянуть духом и перетерпеть близость к приступу, получая такую значительную поддержку от простого нахождения с самим собой.
Сандро взял нужные ему вещи и, к приходу лаборанта, он уже оставил на столе все свои анализы, собранные в специальных стерильных боксах с Ниасса. Наверное, это была единственная современная вещь в лаборатории. Для работников и для Тэллеты вся лаборатория выглядела весьма модернизированной, но на взгляд Сандро – это было новым, красивым, но откровенным старьем, неспособным ни к чему. С ним сложно было бы спорить, увидев аппараты Ниасса.
-Привет, мой маленький принц воров, - неприятным тоном поздоровался вернувшийся молодой лаборант. С ласковой, неестественной улыбкой он взял бокс с кровью и приступил к делу.
Сандро обозвали не без правды, но он словно и не заметил, что обращение русого молодого мужчины было призвано ткнуть мальчика в это носом.
- И зачем тебе понадобилась моя фирменная ручка? Ты знаешь, она намного дороже, чем ты думаешь, - Ларс похлопал по карманам, делая вид, будто пытается найти в них свою ручку, но крайне удивился, когда в нагрудном кармане выбеленного халата действительно нашел якобы-украденную ручку. Он достал ее и с каким-то удивлением повертел в руках, внимательно изучая, словно эта вовсе была не его, тем не менее по известным только ему приметам он смог узнать в ней именно свою, на чем и успокоился.
- Ладно, не она. Что же тогда ты здесь украл? Я же знаю, что ты у нас без трофея не уходишь, - Ларс подошел к боксам с анализами и занялся добавлением реагентов, разбавлением и смешиванием, которыми на Ниассе давно занимались только аппараты. Делом людей было общение и сложные отточенные до идеала операции, без проведения которых исключительно ловко на работу никого не брали.
- На что проверяемся? Не маловат еще для наркотиков? – Ларс очень мило улыбался, а когда замечал на себе редкий взгляд мальчика, поправлял волосы, будто Сандро могло быть до этого дело.
- Какой предпочитаешь? Лсд? Они не вызывают привыкания. И как раз для твоего бюджета, ты же у нас богатенький мальчик. Нет? – Ларс умело возился с пробирками, даже не отвлекаясь на собственную болтовню. Сандро тоже на нее не отвлекался, ни на секунду не утруждая себя слушать этого скользкого и изменчивого типа.
-Может кокс? Героин? Может, новый, который Адель? Пробовал «Адель»? Я сам варил – просто сказка. Чистая, как девственница, можно в трансфузиологию вывести – ничем не испортишь. А если курить – никакой горечи, ни запаха. Лучше всего с хорошим табаком. Она знаешь, она с сигаретами просто как по маслу. Я не пробовал, но сам делал, так что я уверен. Нет? – русый многозначительно кивнул и прикрыл глаза.
- Что-то ты желтый, как твои анализы, - Ларс поджал губы и поставил высокие пробирки на подставку, после чего прошел в другую часть лаборатории. Все здесь было на замках, поэтому ему приходилось тратить время, каждый раз открывая и закрывая шкаф, полку и даже отдельную коробку с реагентами. Ключи, видимо, были стандартными: один подходил ко многим ящикам, другой почти ко всем шкафам. Ларс в них не путался, но было заметно, что он потратил много времени, чтобы привыкнуть к ним.
- Неужели амфетамин? Он же дешевый. И такой... ядовитый. Нет, ты же учишься на Ниассе. Может, что-то ихнее? Но у них другое строение мозга, другие вещества. Приход не тот, да? Наверное. Нас туда не пускают, даже попробовать не разрешат, - Ларс театрально расстроился , но очень скоро вновь одарил отчужденного парня улыбкой.
Конечно, лаборанту было чем гордиться в этой лаборатории. Нигде на Тэллете не было столь нового и способного оборудования. Обычные больницы могли о таком лишь мечтать, как и обычные люди пока лишь надеялись, что подобное когда-то скоро изобретут. Но шаги этой лаборатории вперед планеты были ничем, когда дело касалось новинок Ниасса. Вся видимость прогресса меркла, как меркли и труды, умы работавших здесь люди. Они считались гениями, новаторами, но глубоко погрязли в бытности своей планеты, из-за чего не могли пробить потолок реальных достижений. А тайны Ниасса были для них закрыты.
- Ну вот, видишь, как быстро справились, а ты говоришь! – Ларс после долгой и нудной возни с анализами распечатал все показатели, - На глисты не хочешь провериться, родной? Тут нечего стесняться, знаешь, только штаны сними, - мальчику было вообще непонятно шутил ли так Ларс, или говорил серьезно, но явные сложности с пониманием у Сандро бы возникли, если бы он попытался его слушать.
- Не снимешь? Ну тогда в другой раз. Тебя никто не торопит, - русый встал из-за стола и посмотрел на мальчика, который так и не произнес ни слова за моменты нахождения здесь.
- Передай анализы господину Тотту, - изрек Сандро главное, что хранил все это время в голове.
- Хорошо, мой милый, я передам, раз ты меня просишь,- мужчина прошел к мальчику и встал перед ним, держа в руках бумаги. Он пытался поймать на себе взгляд мальчика, паясничая и наклоняясь, чтобы быть перед его взглядом,
- Ну дай хоть в личико загляну, - Ларс схватил Сандро за подбородок, поворачивая к себе. Парень замер. Испуганным больным взглядом смотря на мужчину. Его всего затрясло, задергало, но он не мог пошевелиться, впав в глубокое исступление.
- Что-то страшное за моей спиной? Призраки? – Ларс сам испуганно обернулся, но никого за своей спиной не увидел. Он снова посмотрел на мальчика и улыбнулся.
- глаза у тебя красивые. Жаль только нормально не посмотреть, а то ты трясешься, как велосипед по проселочной дороге, - Ларс отпустил мальчика и вышел из лаборатории, нараспев окликивая старого врача.
Сандро еще пару минут не двигался. Он трясся на месте, едва держался на ногах и абсолютно не понимал того, что видел. Приступ долго его не отпускал. Сандро просто не приходил в себя, не мог отойти от того, что позволил себе этот странный человек. Сандро не замечал, что он совсем выпал из реального мира. И все же в какой-то момент сложный механизм в его голове заработал и парень начал соображать. Он спешно покинул лабораторию и вышел в знакомый ему зал. Сандро наблюдал за редко проходящими мимо людьми, но вычленял из их вида не лица, или их черты, а совсем странные вещи. Он считал, сколько они делали шагов, считал с упоением и обязательно, не упуская ни шага. Не потому что ему это было интересно, не потому что он пытался тем самым отвлечься от скуки. Так защищался его организм, а Сандро и не избегал его странных манер сбавить темп влияния окружающего мира на себя. И тогда, когда парню стало совсем спокойно и он перестал понимать, что он считает шаги, а шаги принадлежат проходящим мимо людям, которые обязательно бы его пугали и нервировали, относись он к ним как к людям, мальчика вновь выдернули из его просторного, темного и глухого мира.
- Сандро, скажи, какие ты таблетки сейчас принимаешь?
- Нейролептики, аналептики, иммуностимуляторы. Но они закончились, я поэтому и приехал на Тэллету, потому что нужно к врачу, он должен выписать новые. Ей приходится искать похожий состав среди Ниасских. У них ведь нет таких как я, - Сандро посмотрел на Оана, который вытянул его из своих мыслей и быстро отвел взгляд в сторону.
- Амос, у него такой плотный график и такие тяжелые препараты. По анализам он чист, я уже показал свои сомнения, но раз у него такой букет, то это вообще ни о чем. Ты еще чем-то болел, твой отец сказал...
- Да. Р-Н вирус с двухсоставным..., - Сандро прекрасно понял, что здесь никто ничего не знает об этом заболевании,- ...Тяжелый Ниасский вирус . Как и все, которые там есть. Внутренние органы отмирают за два дня. Потому что ... Ну, неважно. Остались проблемы с почками, наверное из-за этого пятна, и кожа такая, - сказал Сандро, пожав плечами.
-И ты пьешь после такого тяжелого заболевания?! – пришел в ужас Амос, чья злость немного утихла после новости о том, что Сандро чист.
- А у тебя кашель как у туберкулезника, а ты все равно куришь.
- От твоей куртки тоже пахло табаком, Сандро.
- Я не курил, я слишком долго ждал автобуса, как и люди с сигаретами, - не очень приятным тоном ответил парень.
- Да конечно. И наш диван тоже стоял с тобой на остановке.
- Наш диван живет с тобой, так что вонять табаком – его обычное состояние.

20:16 

Укротитель из Птероцирка
До самого вечера Сандро приходил в себя. Отец больше не кричал, Сандро кружил всеми возможными траекториями, стараясь избежать возможности находиться близко с ним. Амоса бы это задело, не знай он уже много лет, какие сложные потоки и веяния проходили в голове его сына. Тот мыслил угловато, все время находил странные и неоправданные выводы ко всему, из-за чего становился еще более странным и непонятным.
Но вечер продолжился не слишком приятно, когда Амос нашел свой пистолет не на месте. Найденное под диваном оружие вызвало у него множество вопросов. Решив вернуть его на место, уже не докапываясь до Сандро, Амос еще больше пришел в замешательство застав кейс с пистолетом не пустым. Тут же он понял, что пистолет в его руках вовсе не его, что окончательно сбивало его с толку. Мужчина тут же стал сверять серийный номер и внутренности оружия, ища на них клеймо определенных частей, чтобы позже пробить его. Но не потребовалось даже ничего пробивать. Окончание комбинаций цифр ему сразу показало то, что этот пистолет принадлежит мафии. Таким оружием не торгуют на улице, получить пистолет с таким номером можно только лично зная их «оружейного», поскольку хитрая система не позволила бы выйти на владельца подобного пистолета, когда мафии это было не нужно.
Объяснения этому у Амоса просто не было. Сандро был еще ребенком и его не могли завербовать. Более того, все знали Сандро. Все знали при ком это аморфное рассудком дитя водится, и никому бы не пришло в голову делать все это тайно, потому что Амос был из Стаи, а шутки с этим были очень плохи. Это и не могло пройти тайно. Не могла фамилия Рой невзначай всплыть в архиве и не вызвать вопросов, как не могло и имя Сандро затаиться, затеряться и не натворить шуму. Но и пистолету взяться в ином случае было неоткуда. Если только Сандро его не украл. А этот чудной ребенок часто грешил детским желанием присвоить себе чужое, что вызывало у Амоса лишь очередную головную боль. Сандро часто сам не понимал, что делает, и не понимал последствий. Даже если и понимал, то не мог осознать это так, как обычный человек, строящий крепкие цепи связи между многими своими действиями и их возможными последствиями. Сандро часто смотрел лишь прямо и не пытался обогнуть стены, за которыми и кроются малоприятные тени его деяний. Он считал, что он украл, что он взял и теперь это только его, не умея представить, что за воровство может идти наказание, что воровство может быть выявлено, что это плохо и наказуемо. Он знал только одно – теперь это его. При этом Сандро мог очень чисто, хитро и тонко устроить кражу, он мог завить цепями путь к своей цели, продумывая множество ее звеньев. Но последствия он совершенно не понимал. В этом была сложность. Амос был вынужден постоянно биться и объяснять. Объяснять долго, много раз, пока за этой стеной для мальчика не появится горизонт. И это было ужасно сложно.
Отец не стал в этот день давить на Сандро. Тот просто не мог сам прийти и попроситься стать частью мафии. Зато давить предстояло на тех, кто был за это в ответе. Амос не позволит стать мальчику частью этого змеиного гнезда. Он специально отправил его учиться на другую планету, чтобы мальчик выбрался из всего этого, но этого оказалось недостаточно. Однако оставлять это так было никак нельзя. Амос недоумевал. Как это вообще вышло, как это могло стать правдой. Сандро бывает здесь так редко, он еще ребенок. Всего лишь ребенок. Видимо, Стае предстоял долгий разговор о том, что вербовщиков пора сменить. И не было у мужчины ни пыльного грамма сомнений, что Стая его поддержит. Никому бы из птиц их полета не хотелось бы снова столкнуться с бременем простой бедной жизни, налогами и жалкой дани постывших им законам.
- Сандро, ты ужасно похудел, - сказал Амос, когда Сандро, придя в себя за день все же решил посетить душ, чтобы больше походить на человека.
- Чего пялишься-то? – вышедший лишь с полотенцем на бедрах парень прошел по коридору в свою комнату.
- Хватит ерничать уже. Смотри, одна кожа да кости! Ты вообще там ешь?
- Я же сказал, что болел, чего ты пристал-то? Отъемся еще. Я и так постоянно ем, - Сандро захлопнул за собой дверь в комнату, уже не напуганный и куда больше напоминающий себя. Вернее свою очень колючую вариацию.
- Тем более это ненормально, если ты постоянно ешь. Я поеду на Ниасс. Хочу поговорить с врачами. Пройдешь полное обследование при мне. И пятна эти на спине и шее. Я не думаю, что это нормально.
- Какие еще пятна? Отстань ты со своим здоровьем! Хуже Арне. Я сам учусь на врача, я знаю, что нормально, а что ненормально. Пятна... где пятна? – Сандро стоял спиной к зеркалу в своей комнате, стараясь боковым зрением увидеть какие-то там пятна.
- Чем ты болел? Тебе еще надо принимать курс таблеток? Может, ты не долечился?
- Надо.
- И ты принимаешь?
- Ещё как, - Сандро с трудом сдержал усмешку, отошел от зеркала и взял из шкафа чистые вещи.
- Хватит огрызаться, парень. Я не собираюсь с тобой шутить, потому что здоровье – это самое главное, что у тебя есть, - мужчина не собирался уходить, стоя опираясь на стену у двери. Напротив висела картина и мужчина поглядывал на нее, находя новые интересные штрихи в ней.
- Хватит лезть ко мне со всем этим. Да что тебе вечно все не так? Опекай лучше свою загульную дочь от кобелей, - раздраженно дерзил Сандро, уже устав от этого дотошного на его взгляд доставания.
- Следи за словами, Сандро.
- А ты за собой следи лучше, а не...
- Ты сейчас нарвешься.
- Ты сейчас надорвешься, - Сандро быстро проглотил таблетку, открыл дверь и встал перед Амосом. Он часто дышал от злости и было видно, как он бесится, только совсем не видно возможной причины таких раздражений и страстей.
-Сандро, не смей так со мной говорить.
-А то что? Будешь меня трогать? Отдашь в приют? Что? Денег лишишь? Что? Давай, к чему я не готов?
- Ты вообще ни к чему не готов, Сандро. Ведешь себя невыносимо.
- Да, и что? Как будем с этим справляться? – Сандро противно ухмыльнулся. Но раньше, чем он закончил свою фразу, он получил по лицу. И не успев оправиться, он получили по лицу вторую и третью пощечину, схваченный за плечо мужчиной. Сандро не охнул, не всхлипнул и даже не дернулся, но на Амоса больше не смотрел, приоткрывая рот от острой боли.
- Ты что о себе думаешь, Сандро? Что с тобой не так? Почему ты так себя ведешь? - тихо, вкрадчиво, но зло говорил отец. Парень выдержал молчание, после чего даже улыбнулся, несколько неожиданно для самого себя.
- А ты что о себе думаешь? - спросил Сандро и еще раз получил по лицу, после чего Амос схватил его за подбородок.
- Ты что, под кайфом? Иди сюда, - Амос вывел сына на свет, ожидая, что его зрачки не сузятся от яркого света, но очередному разочарованию пока было не место.
- Маленький паршивец, - Амос оттолкнул парня. Он видел, что тот излишне петушится и реагирует на все как лезвие. Ему на секунду представилось, что Сандро мог так странно себя вести в последнее время из-за наркотиков. Так похудеть и раздражаться совершенно всему. Это было хорошее объяснение. И доступное.
- Сегодня пойдем к нам. Сдашь анализы.
- Анализы на безоговорочное послушание родителям? Нет, я этим не болею, у меня и родителей нет.
- Родителей нет? А я тебе кто? – отец смотрел с горечью, злобой и страхом узнать, что его догадки - правда.
- Вымогатель анализов, я не знаю, - Сандро сделал шаг от Амоса. Меньше всего он боялся идти сдавать анализы. Средства с Ниасса определенно помогали парню избежать такой глупости, как попасться на анализах. Но Амосу лишь предстояло об этом узнать.

09:49 

Укротитель из Птероцирка
А птички уже в Москве и я чертовски надеюсь встретить их в четверг )

Вчера был мой день. Дешевенький Чо улетел как горячий пирожок (какие же у нас любители открытой халявы. Сто раз ведь написал "предлагайте свою цену, предлагайте свою цену, предлагайте..." , и тем не менее взяли только тогда, когда уже я сам откровенно её бухнул. С крокодилами что ли разговаривают, чего было сразу не спросить, если молд так интересен?
Надеюсь, что Харя найдет свои новые ручки. Он очень красивый, долгожданный и все же я устал от кукол, поэтому гори оно все конем.
Представляя, сколько стоит сделать нужный для меня образ на Руи, я уже знатно подумываю продать и его. Потому что лафа кончилась, денег не просто нет, а вообще нет, а жить дальше на иждивении у всех меня откровенно выводит.
В общем - скорее бы все продались.
Ещё надо будет продать доллзоновскую 65 см тушку. Но все же надеюсь её обменять на старую семидесятку. (смешно)

00:04 

Многие вздохнут с облегчением.

Укротитель из Птероцирка
Вот и закончились мои приключения по Фэрелдену.
Впечатления - сильные, я никак такого не ожидал. Честно говоря, после отчаянных попыток тесно подружиться с морровиндом, я утратил надежду. Но, оказывается, меня правда легко подкупить.
Впечатления и спойлеры


Но, но. Но я в восторге)
Нужно будет сделать пару скринов моего гавнюка-Командора, который убивал детей, сжег Амарантайн и вообще поступал как долбанутый милосердный к злым персонажам капитан (из серии - "из-за порождений тьмы все нахрен сдохли, но...Но я прощу Архитектора"). Мойра возможно уйдет в Натана. Женские персонажи нужны. А она - что надо. Молчаливая, немного двинутая и вообще классная)




@темы: "Ыртодазиос, как форма зависимости"

23:27 

Вместо тысячи бл***

Укротитель из Птероцирка
"Покрась меня в зеленый и брюквой обзови!" (С) Огрен.

@темы: "Ыртодазиос, как форма зависимости", Храм цитат

22:19 

Альтернатива Сандро

Укротитель из Птероцирка
-Хватит врать мне в лицо. Я прекрасно знаю, что у тебя есть еще, так что не заставляй меня ждать, - парень кинул сигарету к остальным и посмотрел в глаза стоящего перед ним курьера. Тот делиться оставшейся партией не собирался, а парня это уже знатно выводило. Он переступил с ноги на ногу, мотая плечами, чем выдавал свое внутреннее волнение, но после этого снова замер, как изваяние, буквально парализуя своим ясным взглядом. Зрачки его не были расширены, но тем не менее курьер не мог остаться уверенным, что молодой человек перед ним трезв.
-Не боишься, что расскажу твоему отцу? Ты тут мне не угрожай, выносок. Думаешь, ты все можешь, если твой папаша - один из стаи? Бери свою часть и проваливай, а то папочке настучу, - курьер не заставил себя терпеть это. Он стоял с ножом в руке, пока пряча его в кармане куртки, в который была опущена его рука, но для бывалого парня его невнятная на первый взгляд угроза была очевидна.
- Ты получишь деньги, я получу фен. Ты можешь звонить кому угодно, но я точно не помню, проходят ли звонки моему отцу с того света, - парень щелкнул затвором пистолета и достал его, пока не наставляя.
Курьер был не в лучшем расположении духа. Тесный внутренний двор с парой ветвистых деревьев, странным образом сохраненных в этом каменном городском колодце четырехэтажного здания, был для него привычным рынком его вида товаров. Ему давно сказали, что здание принадлежит одному из своих, поэтому он не боялся нарваться на подставных покупателей. Сюда знали дорогу только свои или знакомые своих. Тем не менее часто бывали и подобные проблемы. Наркотик не жалел рассудка ни своих, ни чужих, а продавать всем больше положенного курьер просто не мог. Партии всегда были отмерены с раздражающей точностью.
-Я заплачу тебе сколько надо. Мне нужен фен. Я же не отбираю его у тебя. А мог бы, - пистолет снова леденяще щелкнул, но парень остался верен своим словам, на свой манер терпеливо выжидая неминуемого согласия курьера.
-Сандро, твою рожу все знают. А на этом дворе стоят камеры, так что советую тебе убрать пистолет, иначе хозяин дома по чистой случайности сообщит твоему отцу...
-Да что ты меня все моим отцом пугаешь? Мне что теперь, обосраться?! Раз он может узнать! – Сандро не выдержал и навел пистолет на курьера. Свободной рукой он высунул из кармана большую пачку денег и кинул ее в курьера, резко делая от него пару шагов, - Клади мой фен на землю. Как надо делай, а то хозяин дома по чистой случайности будет отмывать свой двор от твоего дерьма, понял? – парень посмотрел в камеру и махнул пистолетом на курьера.
-Уважаемый хозяин дома, помогите Вашему другу сделать правильный выбор, - обратился парень в камеру. Руку его натер широкий металлический браслет на запястье, и парень главным делом сам несколько опасался того, что палец на курке сорвется без его воли из-за непроизвольной судороги. Тем не менее на волю случая он с азартом не позволил себе взять оружие в другую руку. Будь случай щедр к курьеру и палец даже в судороге не вдавит лишающую жизни клавишу.
Курьер испытывать судьбу не стал. Он был наслышан о Сандро, потому не спешил испытывать все грани его нездоровых возможностей. Особенно, если он так плотно сидит на игле. С такими людьми и без всяких сплетен было неприятно иметь дело. Но все же именно это и было работой курьера. Легкие деньги возможной ценой его жалкой жизни. С видимым раздражение и скрытой яростью, курьер кинул на пол два пакета с таблетками мета, после чего поднял нескромную пачку денег.
- К твоему сожалению, я знаю, что у тебя есть еще. Но сделаю вид, будто вовсе не знаю, - сказал Сандро и поднял пакетики, отряхивая их от пыли и песка рукой, в которой все еще держал пистолет. Быстро убрав его в чехол на плотном кожаном ремне и обозначив конец угрозам щелчком вновь опущенного предохранителя, парень улыбнулся и показал два поднятых больших пальца на камеру.
- В следующий раз не тупи. Я уже говорил, сколько мне нужно грамм, - будто бы с виноватой интонацией произнес Сандро и спешным шагом покинул внутренний двор, выходя на широкую улицу, но от того не слишком шумную. Центр был старой частью огромного города и был усеян тупиками и пешеходными дорогами, в честь чего имел мало сквозных дорог и весьма редкое, спокойное автомобильное движение.
Улица вывела парня на более широкую, а затем он ушел к парку. Дорога была ему хорошо знакома и парень не особо за ней следил. Его раздражал вид этого города, выводили люди и этот язык. Он смотрел на них свысока и был в этом прав, потому как его гордая кровь и слишком возвышенная жизнь не позволяли ему быть таким же замкнутым и недалеким, как люди на этой планете. К общему раздражению его подбивало присутствие браслета на запястье, который убивал всю суть его необычных кровей, но спасал его заурядную жизнь на Ниассе и Тэллете. Железные оковы натерли кожу до синевы, и рука заметно опухла, но даже в этих малоприятных условиях снимать браслет было нельзя, что часто подогревало чувство ненависти в Сандро. Но он был правильным и снимал браслет только с разрешения своего поводыря. Это происходило не часто, но, обычно, надолго.
В кармане уже в течение двух часов надрывался вибрацией беззвучного режима простой телефон, чей возраст уже был весьма сопоставим с возрастом самого Сандро. Не имея и тени желания поднять трубку, он молча шел дальше, игнорируя назойливую тряску в кармане. Его воображению и так было представлено, что звонить на этот номер мог сейчас лишь его отец, с кем говорить парень не так же не желал. Но когда он, проделав значительный путь длительностью почти что в пару часов, дошел до дома и столкнулся с тем, что его звонок в дверь остается без ответа, как и звонок отца в кармане, Сандро заметно растерялся, пусть и предполагая, но совсем не рассчитывая на такой исход.
- хоть бы звезду на окно наклеил, чтобы я не ждал тут, - раздраженно сказал Сандро и пнул дверь, решив достать телефон из кармана.
Номер даже не был записан на память телефона. Парень и так знал его наизусть. Сам он его не набирал, так как не было нужды, а как записать номер на память телефона, даже такого простого, он попросту не знал.
Когда он высветился снова, парень нажал на маленькую кнопку с зеленой трубкой и поднес телефон к уху.
-Ты маленький паршивец, почему на звонок не отвечал? – очень суровым тоном налетело на Сандро.
-Да что ты кричишь? Я на Тэллете. Хотел приехать внезапно, чего вкусного принести, но как ты орешь, так черта лысого я теперь что принесу, - грубо ответил парень, отходя от дома, пиная сугроб.
-На…на Тэллете? – с заминкой ответил отец и Сандро закатил глаза, не сумев понять, что такого умного он только что сказал, раз отец переспрашивает. Между тем, это было привычной чертой всех родителей и реакцию на нее мальчик уже старался просто притушить в себе.
-Да, на Тэллете. Ты же дома? - парень задал этот вопрос так, будто готов был обидеться, окажись его отец на каких делах, но на самом деле испытывал острое желание сегодня быть одному в квартире.
-Сандро, я не знал, я у..., - но мужчина был резко перебит:
-Ясно, давай, заскочи на неделе, надеюсь, что у нас не пустой холодильник, - Сандро очень спешно сбросил звонок, не желая слушать рассказ отца о том, где он сейчас. Он и так прекрасно это знал, не нуждаясь в этом восхитительном шансе вновь услышать ненавистные ему имена снова.
Отец пытался позвонить еще раз, решив, что Сандро на него обиделся. Может он хотел извиниться, оправдавшись сильным действительным предлогом того, что просто не знал о внезапном приезде сына, а может хотел по этим же причинам устроить Сандро взбучку. Ведь Сандро действительно стоило бы предупредить его заранее, если он хотел пожить с отцом.
А Сандро не хотел. Именно поэтому приехал незвано и первым делом отправился к дому в котором хотел переночевать, на случай, если бы и владелец этого дома оказался на планете. Но надежды парня подпортились отсутствием этого главного человека в плане, что несколько рассвело в виду отсутствия отца дома. И Сандро надеялся, что отцу хватит мозгов, а может и гордости, не изменять своим планам и остаться подальше от квартиры, где парень уже понадеялся возыметь приятный вечер в компании приобретенных таблеток.
Дорога домой была еще менее приятной. Идти было далеко, а сил после двух часов пешего тура заметно поубавилось. Сандро уже сильно замерз, разодетый в легкий плащ с ниасса, как всегда позабыв справиться о времени года на Тэллете. Ноги еле волочились по заснеженным улицам, холод пробрал его до костей. Сандро очень хотел зайти погреться в большой торговый центр, стоявший на пути к дому, но уже имел представление, что будет иметь определенного рода сложности в преодолении охраны и рамки безопасности на входе с пистолетом на ремне.
Сандро зашел в кафе у дома. Он заказал себе внушительную порцию для своего одинокого ужина и сел за столик у выхода, дожидаться исполнения своего заказа.
Ждать пришлось долго, а Сандро бил озноб даже в этом душном помещении. Он так сильно промерз за день, почти целиком проведенный на улице, что знал только один способ прогреться, и его нужно было осторожно открыть дома штопором, надеясь, что отец прекратил считать дома бутылки. Он и раньше не замечал, когда бутылки уменьшали свою численность, а если замечал, то тактично оставлял свой серьезный разговор на потом.
- Ваш заказ и подарок от шефа постоянному клиенту, - девушка-официант улыбнулась. Пакеты она поставила на стол, а коробочку с подарком протянула в руке.
- Там еще десерт от шефа, - сказала она, ожидая, когда парень заберет у нее из рук заветную коробочку.
- Отлично, поставьте на стол, - сказал Сандро, вовсе не отвечая на ее жест. Он даже сидел ближе к окну, чтобы никто его не трогал.
Девушка с непониманием посмотрела на парня, но услужливо оставила коробочку на столе. Она отошла, пожелав Сандро приятного вечера, а парень поспешил домой.
Оплот одиночества выглядел роскошно. Интерьер, планировка и высокие окна еще напоминали тонкое веяние с Ниасса. Сандро снедала здесь жгучая тоска от частых одиноких вечеров, но не смотря на это, он могу ощутить примесь терпкого и совершено уверенного спокойствия. Сандро любил быть один. Это не было его предпочтением, не было извращением его желаний, а становилось настоящей физической потребностью его больного организма. Сандро сильно страдал, когда ему приходилось быть на людях. И больше присутствия людей он откровенно боялся прикосновений, которых яро избегал. Брать что-то из чужих рук, как и отдавать, было сущей пыткой, которую он избегал. Может под кайфом, может в синьке он мог позволить себе преодолеть по-своему ужасающий барьер, но будучи трезвым Сандро никогда не мог расщедриться на какие бы то ни было прикосновения. Отец любил его, любил изредка обнять, Сандро дергался, ежился, но терпел, так как это был единственный человек, ради которого Сандро мог и должен был терпеть.
Этим вечером он бы смог обнять его самостоятельно. Нечистый, но добротно сваренный мет, бутылка вина. Сандро отлично справил вечер, догнался ночью еще одной дозой, после чего даже подумал о том, что хочет сам кого-то обнять, а может вовсе и не только обнять, но он был совершенно один и самостоятельно поборол все свои желания, отнюдь ему и не принадлежащие. Игла меняла любого человека. Даже внешне, и Сандро уже на это клюнул.

Но вот утро предсказуемо застигло Сандро врасплох. Он лежал на полу в неудобной позе, в лужице собственных слюней с разбросанными вокруг предметами, которые были необходимы ему вчера для хорошего проведения вечера. Несколько ложек, одна из которых в тандеме с зажигалкой и шприцом, видимо, призванная Сандро догнаться уже под утро, когда глотать синтезированные таблетки уже не помогло ему накрыться; пара вилок, боксы от еды, стакан, бокал, телефон и тетради. На диване лежала виолончель, шпиль от которой Сандро нашел на столе. Местонахождение смычка пока было покрыто тайной для него.
И все же вся эта вакханалия была не так страшна, пока Сандро немой и бездвижный лежал на полу. Но стоило ключу в дверном замке знатно припугнуть его первым щелчком, как Сандро был вынужден начать шевелиться. Расшевелить нужно было и мозги.
И после финального щелчка нижнего замка второй двери, спасением было лишь то, что отец не мог попасть в квартиру из-за последней цепи, на которую Сандро вчера предусмотрительно закрылся.
Парень решил не лукавить. Он спрятал лишь таблетки, шприц и обоженную ложку в ящик дивана, еду небрежно убрал на столик перед диваном, словно на полу она и не лежала, а бокал с пустой бутылкой он трогать не стал.
- Сандро, - позвал голос отца, завершенный звонкой мелодией дверного звонка. Тот прозвонил еще не раз, прежде чем парень тихо завершил свою инсталляцию.
- Да, иду, - буркнул он на пятый оклик отца и пошел к двери, быстро сдвигая цепь.
- Ты что, спишь? Уже половина третьего,- отец зашел в квартиру с пакетами еды, но заметно нахмурился, когда увидел Сандро. И почувствовал терпкий аромат вчерашних его гуляний.
- Сандро...
- Да, я выпил. Две бутылки.
- Две бутылки?! Один?! Ты в своём уме?!
-Да. Я выпил две бутылки. Один. И я не в своём уме, я собственно и приехал, потому что у меня на днях встреча с психиатром, - Сандро едва держался на ногах. Он не знал, чего боится больше. Того, что отец не захочет терпеть его грубость и хорошенько ему влепит, или того, что отец просто возьмет его за плечо. Впрочем, на деле второе пугало Сандро куда больше.
- Хватит говорить об этом в таком духе. Это здесь совсем не при чём. Сандро... Ты же знаешь, что это вредно. Ты же учишься на Ниассе, ты же видишь, что творится с организмом после этого. Ты сам вскрывал и сам видел. Неужели тебе этого мало? Как с тобой разговаривать? Ты часто пьешь? Может, нам уже мало одного психиатра? Тебе хочется ходить к наркологу? Еще и после перелета... какой ты идиот. Иди, неси пакеты на кухню, я даже говорить с тобой не хочу. Надо было остаться там, чтобы ты тут траванулся, может это бы хоть что-то посеяло в твоей бестолковой голове. Еще и вон какой бардак развел..., - Амос отвесил Сандро крепкий подзатыльник, прежде чем тот взял пакеты. Он был ужасно разозлен и подвален, даже не стараясь этого скрыть. Отец был очень рад, что Сандро приехал. Они не виделись уже больше месяца и он был вынужден сознаться в том, что очень скучал по своему пусть и приемному, но горячо любимому сыну.
- Ты один все это съел? – перевел тему Амос, вынеся из комнаты мусор, среди которого оказалось подозрительно много коробочек и пакетов.
- Да.
- Не похоже, что ты один можешь столько съесть. Смотри как похудел. Ты там плохо питаешься? Или слишком хорошо пьешь? – колко подметил Амос, стараясь унять свои чувства в голосе.
- Я болел, - Сандро повел плечом. И только в замкнутом пространстве было так отчетливо заметно, как странно он передвигался, делая круги вокруг стола, избегая близости и прикосновений. Правда, отец к этому за много лет привык. Когда Сандро был спокоен и они не ссорились, мальчик ходил спокойнее и не так странно огибая предметы, стараясь избежать контакта с другим человеком.
- Почему мне не сказал?
- Чтобы не волновался. Еще бы приехал.
- И что плохого в том, что я бы приехал?
На этот вопрос Амос не ждал правдивого ответа, поскольку вопрос был риторический, и ответа, так и вышло, не последовало вовсе.
- Занимался вчера? Я видел виолончель.
- Да, видимо. Я не помню, - не стал врать парень, но надеялся, что положение инструмента действительно подразумевало именно это.
- давай, я поставлю все в холодильник, сядь. Я сделаю тебе крепкий чай, чтобы в себя пришел, - уже мягче сказал Амос, но Сандро слишком хорошо знал отца, чтобы поверить, будто его злость поубавилась на деле так же, как и в голосе.
Продукты, много и большая их часть призванные не составить собой тяжелые блюда, а просто порадовать мальчика своим вкусом, были аккуратно составлены по большому холодильнику. Амос заварил парню обещанный крепкий чай. И чаю предстояло стал некой частью огромного назревающего монолога. Монолог и последовал.
Амос очень злился. Он сорвался, повышенные тона в его голосе открывали ясную злость и разочарование; он очень недовольно высказался о том, что Сандро нельзя пить, и что следует думать своей головой, прежде чем начинать делать «как все». Но объяснить Амосу причину своей страсти к алкоголю, более того сигаретам и - апофеоз всего - наркотикам, Сандро не мог и не хотел. С ними было легче, с ними было приятно. И Амос, который сам постоянно курил и любил немного выпить спокойным выходным днем, наверное сумел бы его частично понять, что мальчик в любом случае проверять не стал.
- У тебя ведь все есть. Ты пьешь мне назло? Я что-то не так делаю? Может я даю тебе слишком много денег и свободы? А ты возомнил, будто все это твое и ты вправе решать, как этим распоряжаться? Сандро, я просто не ожидал от тебя такого. Мне казалось, что я даю тебе все. А оказывается, тебе нужно просто выпить. Тебя хоть из академии не выгнали еще? Может ты мне и тут врешь? – отец изводил и Сандро, и самого себя своим монологом. Он сильно расстраивался догадкам, выводам. И больше всего его пугало чувство собственной вины. «Я не проследил, я не подумал, я не заметил, я, я, я, я…». Он грыз себя, пытаясь что-то решить, но не знал, как может быть лучше. Ему было жалко Сандро. Прошло десять лет, но он видел, что еще свежи раны его боли и страхов. Мальчик все еще помнит. Теперь он еще и понимает. Амос не мог с этим бороться, а Сандро боролся неумело, предаваясь бутылочному горлу , а может и чему хуже.
Но всякому ругательству приходит конец. С тяжелым осадком на сердце Амос велел Сандро убраться в квартире. Правда, долго смотреть за тем, как осунувшийся, бледный и сильно отощавший мальчишка убирается, отец не смог. Хотелось наказать, хотелось накричать, но это был не его метод. И не метод, который советовали врачи. На Сандро это сильно давило, сильнее, чем должно было, приводя в глубины своих расстройств и проблем, которые за долгое десятилетие опытные врачи не могли в нем побороть. Сандро был опасным и тяжелым ребенком, и к своему стыду Амос любил его больше, чем родную дочь, потому что чувствовал куда большее свое значение в его жизни, куда более главную роль, которую не мог исполнить больше никто.
Отлучившись во время уборки по естественной нужде, отец зашел в ванну вымыть руки. Но увиденное заставило его прилично потрепать нервишки.
- Сандро, чертов ты идиот, что ты натворил со смычком! – отец заметно взъелся и голос его не предвещал ничего хорошего. Мальчик успел знатно испугаться, пока шел в ванну.
- Ты что с ним натворил? – спросил мужчина, теперь уже схватив парня за плечо. Смычок весел разболтанный у полотенец, с перевязанным резинкой волосом и тросом. Неизвестные отцу его части лежали прямо на раковине. Вид разобранного лохматого и неприлично дорогого произведения музыкального искусства откровенно выбило Амоса из колеи.
- что ты натворил, я спрашиваю? Он весь мокрый, Сандро! – Амос мотнул мальчика за плечо, но тот нездорово мычал, жался и дрожал, вот-вот готовый впасть в приступ. Желая получить ответ на свой вопрос, отец был вынужден отпустить его плечо, после чего мальчик шарахнулся в сторону, больше не напоминая того дерзкого и нахального ребенка, которым в последнее время хотел казаться.
- Я..., - вякнул Сандро, но дрожь и частые резкие вдохи сводящие судорогой челюсть не давали ему произнести.
- Ну, ну, давай, что с ним?!
- Я...
- Ты, прекрасно, ты. Ты! Давай, что –«ты»?!
- Я его... Я... Я... Я его...
- Искупал? Что? Помог ему принять душ?! Я тебя сейчас досмерти задергаю, если ты мне нормально не скажешь, идиот, - Амос угрожающе поднял руку, уже намереваясь грубо схватить Сандро.
- Я... Я..., - парень часто удушливо дышал, из-за чего меньше всего мог сейчас говорить. Прикосновения действительно пугали и мучили его физически, - я просто... постирал. Помыл... Помыл его. Я помыл, это не страшно. Он... это не страшно, - парень дернулся и спиной вышел из ванной, глядя на Амоса затравленно.
-Постирал? Это не страшно? – с ухмылкой недоверчиво спросил отец.
- Не... Не-не... Не страшно. Просто... помыл, - Сандро развел руки, коим жестом обычно успокаивают людей. Таким же жестом обычно его успокаивал и сам папа, откуда мальчик и перенял подобную привычку.
-Так можно... Клянусь... Я...Папа, клянусь. Я просто. Помыл, - Сандро немного успокоился, но все еще боялся, что отец ему не поверит.
-Можно? – все еще недоверчиво и холодно спросил Амос, но знал, что Сандро в приступе никогда не соврёт. Его сознание в момент испуга так призрачно, что проще добиться правды от мальчика, чем прикоснуться к нему, способа не существовало.
-Можно. Клянусь, пап, можно, - Сандро из-за угла посмотрел на смычок, за чем кивнул твердо и уверенно.
- Хорошо, я верю. Прости, - Амос протянул руку к мальчику, - Ты знаешь, что мы ценим вещи. Особенно такие дорогие. Даже не смотря на то, сколько у тебя денег. Ты должен ценить и беречь вещи.
- Я знаю, я знаю, папа, я знаю. Это нормально. Я просто его помыл. С ним все хорошо, - Сандро посмотрел на руку.
- Прости, - повторил Амос, не убирая руки.
- Папа, клянусь. Я очень берегу вещи, я очень люблю виолончель.
- Прости, - Амос сжал и разжал пальцы, ожидая реакции сына.
Сандро со страхом пялился на руку, не замечая, как напряженно начинает жать свои к груди, пятясь.
- Прости, - очередной раз повторил отец, слегка труханув рукой. Это было важно. Психолог говорил, что это очень важно. Главное быть терпеливым. Сандро должен идти на контакт. Только тогда можно действительно решить конфликт и добиться от него нужного решения.
- Прости, - Амос сделал медленный шаг к Сандро. Тот протянул руку и коротко пожал указательный палец отца, тут же отдернув руку.
- Сандро, прости, - Амос был уже и так доволен пониманием, но знал строгие советы психолога, поэтому пока руку не убрал.
Сандро выдержал еще два «прости» и длительную терпеливую паузу между ними, только после чего с дрожью взял в руку широкую ладонь Амоса. Тот выдержал пару секунд, подождал, чтобы Сандро не отскочил вновь, после чего медленно сделал шаг и осторожно его обнял. Мальчишка дрожал, но терпел и не уходил в истерику.
- Прости Сандро. Все. Все хорошо, не бойся. Я не знал. Ты молодец. Молодец, не бойся, - Амос дал себе пару секунд насладиться обществом сына, после чего так же медленно и спокойно отпустил его.
- Все хорошо? – спросил он.
- Да.
- Хорошо?
- Да. Да... да.
Но Амос добивался полноценного слова, что требовало таких долгих и сложных попыток. Сандро должен был действительно успокоиться, снова нормально заговорить. И не в своем замкнутом мирке, а здесь и перед ним.
- Хорошо?
- Да... да.
- Хорошо, Сандро?
- Да, хорошо. Хорошо. Все хорошо, - справился с последствиями истерики парень, и Амос улыбнулся.
- вот теперь хорошо. Я не уйду. Ты надолго дома?
- На... на... на неделю. Нужно сходить к врачу.
- Я знаю, ты уже говорил. Хочешь куда-нибудь сходить, пока будешь тут?
- Да... да... да, хочу. На концерт. Хочу сходить на... концерт. И... и... и в... и в театр. Хочу сходить на концерт. И в театр.
- Хорошо, сходим. Отдохни. Я сам уберусь. А то зеленый весь, - Амос тяжело вздохнул, сильно озадаченный сложностью этого дня, которая началась еще задолго до появления его здесь.

@темы: Мне бы только писать мемуары и марать писсуары, Сандруша

20:06 

Укротитель из Птероцирка
Двухдневный самолет до России уже преодолел свой путь. Очень надеюсь, что смогу скоро забрать своих попугаев. Образ для Летитии уже готов, так что над ним особенно скоро хочется начать работать *__*

16:38 

Укротитель из Птероцирка
Yeaaaaaaaaaaaah!

Птицы вылетели с югов Азии и направляются домой) Не смотря на морозы... Х)

00:28 

Командор Мойра

Укротитель из Птероцирка
Ушел разбираться с порождениями тьмы.


@темы: "Ыртодазиос, как форма зависимости"

23:07 

ЦИРК С КОНЯМИ

Укротитель из Птероцирка
И так франшизу "хорошего полицейского" своего дневника объявляю открытой!
Нытье в итоге совсем закрою под себя, сопли пусть будут у меня в той чернухе, потому что никому не нужно это наблюдать.
Здесь будет творчество и всякая ерунда с птичкам-синичками о том, что произошло хорошего.
Будут мои убогие рисунки, чтобы наблюдать регресс прогресс.
Будет всякая писательская деятельность, без которой я не могу.
И фото-деятельность без особого разбора.

Короче, всех жду сюда Х)


Печенье с легендами

главная