Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:50 

Сэм. Первый год Иллюзий.

R.A.Fortuna
Укротитель из Птероцирка
-Подожди здесь, Сэм, - доброжелательный голос сопроводился легким похлопыванием по спине. Высокий мужчина во врачебном халате зашел в помещение.
В просторной больничной палате было прохладно, но двое сидели перед окном, с улыбкой ловя на лице яркие, теплые лучи солнца. Сэм не знал их и, проходя мимо палаты, он только и смог подумать, что лучше умереть, чем стать такими же, как они. Уже не люди, но и не животные. Безликие пустышки, с выжженными инстинктами, потерянными признаками мышления. Это даже не обидно, не бесчестно. Это страшно.
Двери в остальные палаты были закрыты. Сейчас, время дневного сна для них. И врач проходил в каждую палату, проверяя состояние пациентов.
-Почему это у нас открыта дверь? - с улыбкой, доктор прошел к пациентам, и Сэм отвернулся. Он прекрасно знал и чувствовал душой, насколько добр и искренен врач к больным, но каждый раз этот терпеливый мягкий тон заставлял парня чувствовать некое презрение. Зачем быть таким дружелюбным с теми, кто почти не понимает слов, кто не отличает реальности от снов, кто изо дня в день смотрит на мир совершенно бессмысленным взглядом, не отяжеленным интеллектом.
Сэм не слушал, что там ещё говорил доктор Криет. Он отвернулся к противоположной стене и заставил себя смотреть в окно, откуда виднелся сад , разделяющий два корпуса больницы. Медленными шагами, чтобы совсем уж не отклониться от просьбы мужчины, парень зашагал в сторону лестницы. Да и быстро идти он попросту не мог. Плечи ныли с непривычки от костылей, а на правую ногу он и вовсе не мог наступать. Ещё и боль в спине иногда пронзала, вынуждая Сэма на несколько секунд застыть. Медленно переставляя костыли, парень смог дойти лишь до следующей двери, что никак не могло стать рекордом скорости. Доктор прикрыл за собой дверь и догнал мальчика.
-Ничего, Сэм, болит - значит развивается. - мужчина встрепал волосы паренька и зашел в очередную палату, переворачивая лист планшета и готовясь сделать новые заметки.
Мальчишка бы и мог обидеться на врача, за то, что тот тревожит его состояние, заставляет иногда делать с ним обходы. Но с того момента, как только Сэм попал сюда, его ближайшими друзьями стали койка в палате и кресло-каталка, на котором парня возили на осмотр. Криета не устраивало такое положение дел, и, когда Сэм уже стал идти на поправку, решил, что парню нужно не только выкатывать на воздух в солнечные дни, но и самостоятельно пытать вернуть себе ходьбу.
Обойдя весь этаж они спустились на лифте к регистратуре. Там, на первом этаже, недалеко от приёмного отделения находился кабинет Криета. Можно сказать, парню сделали большую услугу, устроив под опеку заведующему отделения. Сам по себе Дэвид Криет редко вёл прямую работу с пациентами. На его плечах висела ответственность другого рода, хотя иногда ему и приходилось делать обходы, вести осмотры и прибегать к тем обязанностям, какие были присущи врачам и медсестрам отделения. Так вот вышло и сегодня. И по завершению работы он, с Сэмом, направился обратно к себе в кабинет. Сэм бывал там не часто. Да и будучи привязанным к койке он просто не имел возможности нигде бывать. Он и сейчас имел очень ограниченное колличество времени, когда сильное обезболевющее действовало не вовред мыслительному процессу.
Кабинет был уютным, почти как жилая комната. Разве что на полках толпились отнюдь не занимательные книги классиков мировой литературы, а груды папок, помеченных разными цветами и подписями. Кроме них были толстые тома научной литературы, без единной надписи на корешках. Этот темный ряд неподписанных книг придавал какую-то своеобразную загадку кабинету. Кроме книжных стелажей комнату "населили" массивный дубовый стол и два гостевых кресла из бежевой кожи. Рядом с ними стояло кресло-каталка, на которое Сэм посмотрел не без грусти.Настолько ему сейчас однообразной и тяжелой казались его жизнь и лечение, что он не верил в возможность передвигаться как и раньше только "на своих двух".
Криет помог парню пересесть в кресло. Мальчишка устало запрокинул голову и закрыл глаза.
-Как себя чувствуешь? - заведующий сел за стол и перелистал листы на планшете, иногда останавливаясь, делая какие-то заметки.
Сэм поднял голову, тяжелым взглядом окидывая врача. Но тот лишь улыбнулся и помотал головой, откладывая "отчет".
-Сэмми, хватит грустить. Если бы каждый человек шел на поправку такими темпами, как ты, больницы бы позакрывали, а я бы остался без работы. - на несколько секунд его лицо приняло грустное выражение, чтобы передать фразой шутливую серьезность. Он и не ожидал, что мальчик начнет ту же смеятся, отвечать шуткой на шутку. Дэвид прекрасно понимал и состояние мальчика, и состояние, которое приносят с собой обезболевающие препараты. Мальчику пришлось не сладко и в какой-то мере даже хорошо, что он сейчас оказался в больнице. Не только физическое состояние Сэма вызывало много вопросов, но и психологическое. В сопутствии с сильной черпномозговой травмой Сэму пришлось оказаться там где обычно подростки не оказываются. И именно поэтому ради мальчика сделалось небольшое исключение. Лучший врач клиники, по сему и назначенный заведущим, предлагал свои услуги весьма и весьма редко, дорого и в частном образе, обращаясь в качестве психолога совершенно в другой фирмы. Но старшй брат Сэма вышел по связям на Криета (именно как психолога) и, столкнувшись с ним уже непосредственно в больнице, слёзно попросил помощи, какую только тот способен оказать.
Впервые увидив старшего брата Сэма, врач подумал, что попал очередной раз на богатенькую семейку с замыленными требованиями знатных особ, где проблем не существовало и нужно было только промывать косточки и тянуть деньги. Вообще этот богатый и "знатный" контенгент людей был неприятен Дэвиду. Как люди. Как разумные существа. Как те, кто зарабатывая деньги с каждым днём совершенно равнопропорционально теряют и без того усохшие граммы мозга. Ведь какие проблемы могут быть у достаточного человека? Есть жена, есть дети, есть еда. Но они всё равно раз за разом приходят, тратят свои драгоценные деньги и плачутся по всякой ерунде. Иногда Криету становилось противно от того, что он зарабатывает себе на жизнь именно таким образом. С другой стороны - время не выбирают. Нужно было выживать, а реальность требует оплаты. Так вот столкнувшись с Робертом - тем самым старшим братом - врач никак не ожидал тех последних крупиц, которые готов был отдать брат за брата. Настолько это было сильно в моральном понимании, чего в наше время почти не осталось, что психолог не стал долго раздумывать над согласием.
Дэвид закончил с бумагами где-то минут через двадцать. Он снял листы с планшета и убрал их в синию папку, на корешке которой была надпись с римской двойкой. Парень смотрел на всё, что происходило вокруг, серым, тяжелым взглядом. И когда один из таких взглядом пришелся на Криета, врач поспешил закончить свои дела, подумав о том, что мальчику нужен сон.
-Ты не голоден? Хочешь шоколада, м-м-м? - врач встал из-за стола и потянулся в ящки заплиткой горького шоколада.
-Нет, спасибо, - подал голос парень. Он слабо улыбнулся и неопределенно махнул рукой. Он набрал воздуха в легкие, как будто бы собирался сказать что-то ещё, но только глубоко выдохнул и вновь улыбнулся. Лишь от него уже отстали, вернули в полату и не докучали никакими вопросами. Сэм чувствовал себя намного хуже, чем это выглядело со стороны. Но упрямство и какая внутренняя гордость не давали ему этого показывать.Он твердил про себя, что переживал ещё и не такое. Он ведь не кисейная барышня, чтобы ещё и всем показывать, что не может терпеть того, что сейчас творилось по всему его телу.
Криет отвез парня в другой корпус. Мальчику не стоило оставаться здесь, даже если и общие опасения диагноза ещё не до конца рассеянны. Медсёстры не могли оказать должной помощи больному ребенку, поскольку их время было расписанно поминутно. Зато медсестры хирургического отделения имели прямые обязанности досмотра за мальчиком.
Маленькая уютна палата на троих встретила их. Две кровати были пусты - Сэму и тут повезло. Соседей ему пока не намечалось. В чем-то
парнишка был счастливчиком случая. Жизнь словно отдавала ему за то, что уже успела отобрать. А отобрала она порядком.
Когда Криет уже вышел из палаты парня, попрощавшись до следующей их возможной встречи он достал блокнот. Несколькими короткими фразами он описал состояние парня, личные подозрения. Перечитав свои записи, врач неодобрительно прицокнул языком. Достал из кармана телефон и включил на нем звук. Нужно было дозвониться до брата Сэма..


-Эй, смотри куда прёшься,недомерок! - сильные руки толкнули блондина, тем самым впечатав его в полосу железных шкафчиков. Парень болезненно поморщился. Мало того, что фраза была сказанна не к месту, так ещё и злость, обрушившаяся на паренька была совершенно неоправданной.
Высокий широкоплечий парень , с копной темных волос, злобно смотрел на Сэма, стараясь поколечить одним только своим взглядом. Это был Стив. Тот самый тип людей, которые находят себе жертву из тысяч подобных, отбирают у тебя деньги, бьют.Да и не только тебя. Мало ли кто может попасть ему под руку? но чаще всего поподался никто иной, как одноклассник и невольный сосед по парте, а точнее - Сэм. Его просьбы "отсесть на другую парту, пожалуйста" воспринимались одинаковым хмыканием учителей и оскаленной ухмылкой Стива. И не было ему никогда и никого так интересно задирать, как того, кто был причиной множества школьных сплетен. Откуда он, кто он. Кто-то видел Сэма по телевидинию, кто-то читал о нём в газете. Да, было такое. Имя Сэма часто мелькало в колонках. Ровно до того момента, пока фамилия "Гольдфарб", принадлежащя его отцу, не стала слишком известной.Известной, как нечто совершенно униженное и опустошонное. Сэм не был ни в чем виноват. Зато делишки отца сильно подкосили жизнь мальчика. Отец сидел в тюрьме, а Сэму надо было как-то жить дальше.
-Сэмми-папенькина-дочка, - плюнул юноша в лицо Сэму, цепкие пальцы схватили его под воротник, чуть потнули на себя и с новой силой приложили о ряд шкафчиков.
-А ну разошлись! - рявкнул голос из-за спин Стива и пары его вышибал. Сэм заметил слева ещё одного парня, входившего в свиту Стива. Он не был похож на других. Озлобленных, резких, нервных и абсолютно тупых. Тех, какими и должны быть люди из окружения, подобного Стиву. Он стоял в стороне, словно бы и не при чём. Стоял сейчас и стоял до этого. Иногда он даже пытался "защитить" Сэма. Но своими методами, какие только можно изящно придумать в этом случае, чтобы не выплывать из амплуа лучшего друга. Сомнительного амплуа. Сэм был почти уверен, что в каких-то ситуациях он действует более самостоятельно, чем подобает верной собачке школьного злодея.
Но голос принадлежал отнюдь не ему. Учитель физики, ещё несовсем старый мужчина, яростно смотрел за происходящим.
-Разборки будете на улицах устраивать! Быстро по классам, иначе...
Сэм не стал слушать, что там будет "иначе". Ему было достаточно того, что на всё творящееся с ним учителя смотрели сквозь пальцы. Не знал, не понимал, не верил. Почему так происходит? Почему единственные люди, кто имеют хоть какое-то влияниенад этими зверьми стоят в стороне? Почему-то. Потому что при всём всоём таланте к унижению людей, Стив не был единственным и непревзойденным страхом этой школы. Главной головной болью директора был Тайлер и его шайка. Тайлер подобрал себе компанию куда надежнее. Смешал в ней как и умы, так и просто груды мышц. А для подстраховки нашёллюдей со связями. Сына федерального судьи, сына районного полицейского. А главным отличием между Стивом и Тайлером было то, что последний являлся старшеклассником и имел "в народе" больший авторитет.
-Сегодня ты придешь на алгебру и решишь три варианта. Мой, Чака и Джерри. Тебе всё понятно? - с угрозой произнёс Стив. Сэм закрыл глаза. Как только этот идиот смог узнать про то, что Сэм не собирается сидеть до алгебры. Блондин как раз и направлялся к медсестре, чтобы законно уйти с уроков. Головная боль настолько мешала мыслям, что парень был почти уверен - у него температура.
-Я не пойду, - тихо, но твердо сказал Сэм. Стив занёс руку и сабрался было ударить блондина, но его руку пеехватили. Разъяренный донельзя он развернулся, но вместе недовольного ора он смог выдавить лишь непонимающий взгляд.
-Лари, какого...
-Тихо ты. Там из полиции. - тот самый парень, что обычно стоял в стороне, всё ещё сжимал в руке кисть Стива, он кивнул в сторону и брюнет смог увидеть, как из-за угла коридора вышел мужчина в форме полицейского. - Опять что-то с Тайлером?
Стив сразу присмирел. Проглотив свою злость он кинул предупреждающий взгляд на Сэма. Лари поднял портфель друга, и оба ушли в глубь коридора, направляясь в класс, продолжая что-то говорить на тему "Тайлера". Любимая тема. Авторитет Стива, которому он одновременно пытается противостоять. А Сэм устало вздохнул, думая только о том, какой же это всё бред и насколько бессмысленны в будущей жизни все их сейчашние разборки. А ещё Сэм думал о мести. Долго, нудно и беспомощно. У него нет ни малейшего преимущества перед Стивом.
Страх постепенно окутывал Сэма. Он знал - так больше нельзя. Перевестись в другую школу он не мог. Он не мог заявить обо всём в полицию, не мог рассказать братьям. Он не мог рассказать уителям и директору. Потому что всем было плевать. А значит нужно противостоять самому. Показать, что он тоже не так прост. И для начала можно пропустить сегодняшнюю контрольную. Как он и собирался.
Ученики по-тихоньку рассеивались в классы. Через минуту должен был прозвенеть звонок. Сэму нужно всего-лишь тихо пройти мимо класса. Так, чтобы стив не заметил его. Не заметил, что блондин вовсе не собирается сегодня продолжать учиться. По крайней мере раньше того, как Сэм выбежит из здания школы.
Он шел около противоположной стены. Дверь, как назло, была открыта. Но из класса слышался такой шум, что не было сомнений - у них там своя атмосфера. Сэма никто и не хватится, пока не рассядутся по местам.
Сэм проскользнул мимо класса. Успешно. Стив не стоял в дверях, и вообще нигде из тех мест класса, из которых можно было бы увидеть прошмыгнувшего мимо двери Сэма. Юнош улыбнулся уголками губ. Даже головная больсейчас особо не ощущалась. Только страх и азарт, граничащий с паникой.
Парню удалось пробежать весь коридор и свернуть на лестницу - ближайший путь до выхода из школы. На гардероб блонидн наплевал. Там только старые кроссовки. Что с ними станется?
-Э-э-э-эй,кого я вижу! - до дрожи знакомый голос отразился стенами лестницы так, что юноша не сразу понял откуда он. А когда понял, со всей своей дури ломанулся вниз лестницы, - Сэм, ты куда? А ну иди на пару.
-Тай, да не трогай ты его. Ему уже влетело сегодня.
-Я и не собирался.
Сэм в панике бежал вниз. Тайлер был не так опасен для него, как Стив. Дружки Тайлера - вот противная перспектива. Правда, судя по звукам, из всех дружков сейчас при Тайлере был только его одноклассник. Сэм не вспомнил бы как его зовут даже под дулом пистолета.
-Сэм, вернись в класс! - Тайлер уже перешёл на крик.
Но это только раззадорило мальчика и он побежал быстрее. А зря.
Если у тебя требуют деньги с ножом в руках - всегда лучше отдать. Если тебе угрожают - всегда лучше смиренно это сделать. Тогда есть шанс выйти сухим. В большей или меньшей степени.
Стив никогда не дружил с Тайлером. Возможно, внутренне уважал. Жалко противостоял и сторонился, чтобы не попасться уже под его руку, а там оказаться жалким, подобно Сэму. Врядли бы они когда-нибудь сговорились. Для Сэма это было простой истинной. Простой, доступной истинной, которую не нужно доказывать.
И сейчас Тайлер предупредил его. Честно предупредил. Посоветовал. Почти приказал. Таким-то тоном. Но Сэм его не слушал. Никого не слушал . Ему нужно было только убежать. Убежать и всё!
Сэм сбежал с лестницы и вылетел в коридор. Но не успел сделть и пары шагов, как сильный глухой удар тяжелой книжки пришелся ему в затылок. Парень с тяжелым выдохом повалился на землю. Зубы намертво сцепились, не давая парню проронить ни звука. Прямо перед его лицом упал раскрывшийся курс биологии.
-Сэм-Сэм-Сэм. Ну и чего ты не понял в моих словах? - этот голос уже принадлежал Стиву. Стив, Тайлер...Откуда они все берутся? Почему жизнь не может навремя перенести их в другую вселенную, дав Сэму спокойно убежать из этого ада.
Послышались шаги. Совсем скоро вниз спустились и Тайлер и его друг. Это заставило Стива отступить на шаг. Боится. И Сэм боится. Только не мог шевелиться.
Тайлер прошел прямо перед Сэмом.
-Какой же ты дурак, - с ухмылкой сказал Тайлер. Он пнул мыском ботинка книгу, прямо перед носом Сэма. Его друг что-то шепнул ему и они оба поспешили уйти. Чего Стив совершенно не собирался делать. Он взял Сэма за воротник и с небольшим усилием поднял его. Сэм совершенно не ореинтировался в пространстве. Что-то теплое и вязкое скользило по его затылку, заползало под рубашку, неприятно стекало по спине. Хотя, собственно, не нужно быть большим гением, чтобы понять - что это.
-Ну что, Сэм? Куда ты так спешил? На алгебру, да? - гадкое лицо Стива показалось парню в этот момент ещё уродливее. Он занёс кулак для удара. Но сейчас, в отличиеот нескольки минут раннее, не было совершенно ничего, что могло бы его остановить. - А сегодня нет уроков. Больше у тебя вообще никогда не будет уроков...




.-Ты как-то чертовски плохо выглядишь, Тай, - заметил Гвоздь. Парень фыркнул на это и толкнул друга в плечо.
-Заткнись, - довольно раздраженным тоном сказал он и ускорил шаг.
Темная, мрачная улица тянулась, пересекаясь широким сквером, куда и свернули парни. Тайлер держал в руках остаток завернутой в табачную бумагу травки. Тонкая самодельная сигарета с подоженным концом намеревалась быстро потухнуть под дождем, и парень крепко выругался. В кармане джинс завибрировал телефон, и последний четыре слова ругательства переросли в открытый ор, после чего дрожащей рукой Тайлер поднёс сигарету к губам и затянулс, пока не почувствовал, как едкий дурманящий дым проникает в самое его сознание. С глубокой затяжки он ощутил головокружение и легкость мыслей. Тайлер улыбнулся и пошатнулся, боком налетев на друга.
-Тай, черт возьми, - Гвоздь выставил руку, чтобы друг не сбил его с ног, и помог Тайлеру принять более перпендикулярное земле положение. А Тайлер тем временем вновь затянулся и выдохнул дым уже сквозь тихий смех
-Какая сильная трава, - кивнул парень и достал надоедливый телефон кармана. Но его совсем не устроил человек, который пытался до него дозвониться, и телефон вернулся на своё прежнее место в кармане джинс. - Чёртов Робин Гуд.
-Опять брат? - Гвоздь следил за другом, чтобы тот не на шутку не разошелся. О куреве у него в руках он знал не по наслышке. И сейчас, когда на общий фон выкуренной травки играли ещё и эмоции друга, Гвоздь опасался, что Тайлер что-нибудь вытворит. - Ответил бы.
-Сэм ему точно всё рассказал. Или он вообще умер, - нервно отмахнулся парень и выкинул в урну скуренный косяк. - Чёрт. Меня посадят.
-Тебе нет восемнадцати.
-Мне почти восемнадцать.
-Ты его и пальцем не тронул.
-Его избили в моё присутствие.
-И что? Тай...
-Его больше чем избили. Когда за ним приехала скорая, он еле дышал.
-Ты же сам всегда травил его по-страшному, - Гвоздь с прищуром посмотрел на друга.
-Джим, ты сам знаешь, что больше синяка он от меня не получал, - Тайлер остановился, поднимая взгляд в небо.
Огни города не позволили бы увидеть звезды,даже если бы небо не заволокло густыми облаками. Встречный ветер из раза в раз уносил с собой непостоянные мысли парня. Всё путалось в голове. Мешалось. Но тут же приходило легкое просветление. Тайлер снова улыбнулся, как будто диалога между ним и другом вовсе не было. Он глубоко вдохнул прохладный сырой ночной оздух и засмеялся, положив одну руку на плечо Гвоздю.
-А если он умер, то посадят этого... придурка из его класса, - Тайлер всё улыбался озарившей его неведомой светлой причине, которая просто не могла сейчас остаться без его внимания.
Телефон вновь надрывался, требуя от владельца хоть какой-то реакции. И на этот раз парень притянул трубку к уху и с улыбкой поприветствовал звонившего.
-Тайлер, где ты? - раздался голос Роберта, приправленный сиплой ноткой. - Немедленно тащись в больницу. Я не могу больше сидеть у реанимации. Сэм...
-А ты умри и будешь сидеть в морге. Даже , скорее, лежать, - посоветовал ему Тайлер и сбросил звонок, продолжая сам-себе смеяться.
Гвоздь помотал головой. Он был самым преданным из друзей Тайлера. Гвоздь мог доверить Таю всё, ровно как и наоборот. Он, Джим Стэйндж, с глупой кличкой "гвоздь", был единственным, кто знал о нелегкой жизни Тая. О том, что сделало его таким. Сколько было переломных моментов в его жизни, которые сделали из него того, кто он сейчас. Они с Джимом пережили многое. И вместе сейчас идут ко дну. По крайней мере Тайлер считал, что так будет не столь обидно.
-Тай...
-Чего ещё, Джимми? - Тайлер одарил улыбкой друга.
-Ты не думаешь, что ...- Джим запнулся.
-Продолжай, - кивнул Тайлер другу.
-Что Роберт звонил тебе, поотому что твой брат... - Гвоздю сложно было говорить это вслух. Сэма он любил как брат. Когда "всё было ещё хорошо", он имел честь наблюдать за Сэмом со стороны. Славный малый. Правильный и умный, какими и положенно быть детям, когда все вокруг возятся с ними.
-Да пусть бы он умер.И отец за ним следом. И Роберт. И Кольт. -Тайлер достал из телефона аккамулятор и положил его отдельно от телефона. Теперь уже ничто не будет напоминать ему о случившемся. По крайней мере, пока не закончится эффект травки.
-Чтобы они не видели, - решил добавить юноша, - как умираю я.




3 октября.
Это был первый день, когда Сэма решили навестить.
Может быть решали и раньше, но навестили именно в этот.
"Роберт пытался заставить прийти и Тайлера, но тот сразу открестился всеми мыслимыми и немыслимыми экзаменами, какими только мог. Противовеса на младшего брата Роб не нашёл и пошел один. Он часто звонил врачу, но плотный график не позволял ему выбраться до этого дня." Такую историю Роберт преподнёс на суд Сэма, а парень и не стал заморачиваться. В целом ему только сейчас стало лучше. Слов врача, думал Сэм, было достаточно для Роберта. Блондин никак не хотел, чтобы старший брат видел его жалкое состояние. А сейчас оно было вполне себе и не жалкое. Сэм в глубине души рассчитывал на скорую выписку из этой больницы. Как его только могли оприделить на попечение психиатора? Зачем вообще психиатр? Сэм не замечал за собой никаких свзяей со всякими "альфа-центаврами", голосов в голове. Но врачи говорили - надо.
Парень уже давно не выходил на улицу с такой радостью. "выходил" - это горячо сказанно. Он всё ещё не ходил. Но даже находясь сейчас в простеньком инвалидном кресле, он мог ощутить всю прелесть нашедшей осени. Восхитительный разноцветный водопад листьев, почти чистое небо и всё ещё теплый летний ветер. Сэм и не думал, что в этом году ещё сумеет радоваться теплу уходящего времени. Всего лишь пару неделю назад в его мыслях осень становилась всё мрачнее и серее. И даже яркие краски опадающих листьев говорили ему только о смерти, падении и ничтожности. Всё это ушло, смылось теплым осеним дождем и забылось, припрятов покровом сошедших с веток листьев.
Криет привёз Сэма в центр парка. Уютное, красивейшее место, собравшеев себе всю прелесть изящных лавок, фонарей и тонких белых колон, стоящих вдоль дорожек и нетронутых десятелетиями деревьев.
-Сэм, смотри, - голос Криета вывел мальчика из задумчивого состояния. Парнишка проследил за взглядом доктора. Поверув голову в ту же сторону, Сэм издал радостно-удивленный вздох. Навстречу им шёл Роберт. Сэм не видел его уже месяц. В этом было что-то непривычное. Пусть занятый взрослой жизнью, но Роберт всегда присутствовал и в жизни Сэма. Он провожал его в школу, когда Сэм был ещё совсем ребенком. Помогал с уроками, помогал во всём,в чём только и мог ему помочь. Роберт был ему и братом и отцом. У кровного родителя не было времени на сына. И редко бывали моменты, когда Сэм видел отца без общества Роберта. Когда блондин был совсем маленьким, он боялся резкого нрава отца. И почти никогда не появлялся перед ним один. Отец постоянно за что-то ругался, кричал. Так до самого его ареста Сэм не мог похвастаться хорошими отношениями с отцом. Но сейчас он послушно приходил в положенное время к отцу. Почти не узнавал его. В человеке, к которому он приходил, не узнавалось прежней резкости, уверенности и силы.
Любимчиком отца был и оставался Роберт. Роберт-красавец, до боли походивший на свою мать. Ему передались её токние, острые английские черты лица. Он был высоким, выше отца, как и его мать. И смотрел Роберт её синими глазами. Роберт играл в театре, снимался в рекламе и брал любые роли, какие ему только предлагались. Актер-энтузиаст с каждым годом терял частичку своего азарта. Жизнь мучала его. Терзала. Лишила любимой матери, лишила отца, лишила свободного времени и повесила на его плечи жизнь двух младших братьев.
Роберт улыбался всё реже, и увидив сейчас его довольное лицо, Сэм, переполненный эмоциями, встал с кресла. Правда, это было ошибкой. Врач успел подхвотить Сэма за плечо и усадить обратно в кресло, предотвращая возможные травмы.
-Эй, Сэмми! - Роберт подошел к брату и с улыбкой положил руку на его плечо, приветственно потеребив. Он перевел взгляд с брата на доктора и протянул ему руку, по сезону спрятанную под кожаной перчаткой, - Доброго дня, док.
Дэвид пожал ему руку в ответ и сдержанно улыбнулся. Приятно было смотреть как в этой сложной ситуации бртья остаются братьями. Разве есть кто-то ближе родственников в этой жизни? Ведь мы рождаемся и "уходим" одни. Но прожить жизнь в одиночку было уже совсем непримечательно.
-Что же... Прогуляйтесь пока. А я пойду на обход, - мужчина посмотрел на время, на пару секунд отвернув край рукова врачебного халата, под которым прятались фирменные наручные часы. Как и положенно - Швейцарские. Сэм сразу вспомнил, что у отца были похожие. - Роберт, если у Вас есть какие-то вопросы по поводу справок и документов, то заходите через пару часов в мой кабинет.
Сэм вопросительно посмотрел на брата, но мысли присеклись его искренней улыбкой.

@музыка: Эээээ, макарэна!

@настроение: "а почему бы и нет"

@темы: Сэмчик в Иллюзиях, Многобуквенность , как первый признак шизофрении, Мне бы только писать мемуары и марать писсуары

URL
Комментарии
2013-04-01 в 07:51 

ArLe
Арлоло, админота,
администратор
и админотавр
С очередным вас :)

2013-04-01 в 09:30 

теннисный мячик
пытать вернуть себе ходьбу.
Только здесь ошибочку увидал :3

болит - значит развивается.
Я сразу подумал о раке или еще какой болезни о-О "болит - значит развивается" - веселый доктор :D

А вообще очень хорошо ) Раньше он даже из палаты своей не выходил почти)) Это ты сначала пишешь или простая зарисовка? Если сначала, то жду историю, как его покалечили. А то интересно, что делает физически больной человек с больнице для душевнобольных )) Нет, ну я то знаю, а для прохожего не очень ясно хд

2013-04-02 в 01:12 

R.A.Fortuna
Укротитель из Птероцирка
Спасибо-спасибо. Слова вышних всегда приятны )


Забыл исправить... на свежую голову перечитаю и поправлю) отнюдь это не зарисовка. А полноценное начало.

URL
2013-04-02 в 09:38 

теннисный мячик
Ну что ж, тогда удачного начала и легкой руки ) Есть новые маленькие опечатки, но ты сам на свежую голову перечитаю и поправлю :3 Ты будешь раскрывать, что с ним случилось? Или специально не будешь "обращать на это внимания"? ) А то пока что мы видим некоторые последствия того, что произошло )

2013-04-02 в 10:09 

R.A.Fortuna
Укротитель из Птероцирка
Если вспомнишь нормальное начало, там тоже отнюдь не всё сразу говорилось.

URL
2013-04-02 в 14:27 

теннисный мячик
да помню я, помню. я уже выяснил, что ты по тому же сюжету идешь ))

2013-04-03 в 23:35 

Sandrous
Обменяю Ваши органы на фрагменты карты острова сокровищ
Я придумал новый сюжет...

2013-04-04 в 09:56 

теннисный мячик
Э? но ты же говорил, что по старому идешь о.о

2013-04-05 в 15:37 

теннисный мячик
Агааа, вот и продолжение. Знаешь, читаю некоторые предложения, и складывается такое ощущение, будто они точь в точь написаны, как в тетради, необычное чувство х)) Но сам случай ты немного изменил, интересно ) Продолжай в том же духе, чувак, ничего не надо удалять, все хорошо идет

   

Печенье с легендами

главная