R.A.Fortuna
Укротитель из Птероцирка
-Вы как всегда правы, Милорд, - кивнул парень и поклонился, заведя одну руку за спину. - Но тот план, которого мы придержтвались сначала был самым надежным в нашем положении. Сейчас слишком велика возможность...
-Довольно, Джендри, - король коснулся его плеча и по-дружески похлопал. Он переставил фигуру на столе чуть севернее. Вся поверхность стола была расписана картой Орантории и соседних земель, изображая главные географические и политические эллементы. - До конца луны ты будешь придерживаться моей политики.
-Милорд, это довольно большой срок, - с нажимом начал Джендри и сложил ладони перед собой, стараяс как можно аккуратнее складывать слова в голове, не высказывая эмоций больше, чем можно было позволить, - Вы же понимаете, что Вашим списком приказов я не ограничиваюсь. Я не могу отсутствовать и пару недель, а...
-Пусть это займет месяц, но нужно уделить внимание нашим соседям. Сейчас в Варминге будет проходить коронация нового правителя. Твоё личное присутствие подняло бы репутацию и влияние Орантории.
-Гейбер, - Джендри уже в открытую посмотрел на своего короля, взглядом высказывая неодобрение. - У тебя есть достаточное колличество лиц, которые могут этим заняться.
-Как ты разговариваешь со своим монархом, Джендри? - король прищурился и слабо улыбнулся.
-Для Вас, - блондин выделил интонцией последнее слово, - я "сир Лемэй". Милорд.
-Заканчивай язвить. Ты имеешь право оспаривать мои решения, но никак не можешь им сопотивляться, - король отошел к окну и закрыл ставни. Он обернулся на блондина и хмыкнул - Приятного путешествия, Сир Лемэй.
-Милорд, - блондин поклонился и вышел из помещения.
***
Сир Джендри Лемэй. Самая спорная личность всей Орантории. Совет не доверял Лемэю, как не доверяют злейшему врагу, но раз за разом обращались к его мнению. Королю бы стоило бояться Лемэя. Но тот стался его правой рукой самым надежным советником. Лемэй же не ждал ничего. Ему не нужно было доверие, дружба. Он не собирался намеренно оправдывать возложенных на него надежд. Но ему нужна была выгода. Всё что он ни делал, делал только ради себя. Его тонкое мышление, знания, таланты. Это подняло его на высокую ступень тайного советника короля, выполняющего порой весьма темную работёнку. Несколько раз Лемэй занимал трон короля, на время его отсутствия. Лемэй казался верным слугой, над которым словно б власти абсолютно не было. Даже простолюдины понимали - Джендри лучше опасаться. Поэтому любовью народа он нисколько не славился. И чтобы не выделяться, Джендри пришлось создавать новые образы, к ним привязывались имена, а с ними и образы. Жизнь - сплошной театр. Тот самый лживый театр, который Лемэй презирал.
Внешность отражала весь характер Лемэя. Подобно Нарциссу, он самовлюбленно рассматривал зеркала. Надменная ухмылка, хитрый прищур и наглый взгляд бросались в глаза, нисколько не испортив смазливого лица. Чудом было то, что не в профессии Лемэя было носить шлем, но последствиями многочисленных дуэлей стали лишь приукрашенные рассказы. Высокий, статный блондин, с завидной осанкой, Джендри не был рыцарем и не имел права при дворе носить хвост. Он зачесывал волосы назад, чем ещё больше привлекал внимания к хитрым медового цвета глазам. От слуг двора его отличала одежда. . И пусть одежда не высказывала должного при дворе изящества, а лишь кричала о грубости характера, Джендри не мао выложил королевскому портному, чтобы тот выполнил его заказ : темно-синий желет из твердой кожи, расшитый серебреными узорами по краям и утонченный застежками поверх белой рубахи; бежевые брюки подходящие для верховой езды и высокие кожанные сапоги. Руки блондина всегда были перемотаны от кистей до локтя полосками мягкой серой кожи, а пальцы скрывались под черными перчатками. На поясе почти всегда можно было увидеть ножны. Правда,не всегда можно было видеть в нём меч. Клинок из Нгарской стали чаще блистел в руках своего хозяина, обагренный чужой кровью. Пылкий нрав и отточенная техника мастера клинка слаженно работали против обидчика.
***
Лемэй спустился из башни и вышел в длинный коридор. Не такой серый и мрачный, как должно было быть с точки зрения Джендри. Картины, витражи, вазы с цветами. Некоторые помещения несколько пестрили от своего убранства, но то придавало лишь чувство роскоши. Главный замок Орантории, именовавшийся Клыком Горы, многие годы был непреступен. Его осада была невыгодна. Вреазавшийся в камень утёса замок был спланирован как-нельзя тщательно. Сотню лет из камня скалы появлялись очертания стен, башен, оружейных. Волны били у обрыва во время штормов, незаметно смывая за собой тонкие пласты камня и оставляя на их месте соль. Подобраться к замку было не удобно ни с моря, ни с земли. И словно бы собрав всю силу своего наорда, Клык Горы отражал стойкий нрав своих людей.
Но так было раньше. Люди стали мягче с далёких дней основания замка, и если среди них и оставались "скалы", то Джендри не мог себя отнести к ним. Но тут уже с каких сторон смотреть. Своим принципам он не уступал, как и не уступил ни одному человеку в схватке. Может, он как раз один из последних, кто сохранил в себе хоть часть воли первых правителей.
Джендри вышел из замка. Воздух этим днём был теплым и не таким отсыревшим, каким мог бы быть. Материковые ветра всегда приносили с собой тепло и приятную сухость. В такую погоду даже Лемэй мог позволить себе прогулку. Недолгую прогулку к лесу, которую требовала от себя встреча с советом.
-Сир Лемэй! - прозвучало где-то за спиной, но Джендри был не в том расположении духа, чтобы оборачиваться на голоса назойливых королевских слуг, из-за чего обращение повторилось. Ничего. Парень ещё совсем молод, пусть побегает.
-Сир Лемэй! - уже совсем рядом в третий раз раздалось за спиной Джендри. И вот из-за его плеча выбежал растрёпанный паренёк-гонец с низким приветсвенным поклоном. Может он просто хотел побыстрее отдышаться. Потому как Джендри объяснял большинство своих же поклонов именно так.
-По какому это праву мой великолепный день испортил твой наиотвратительнейший голос, посмевший коснуться моего имени? - Джендри говорил спокойной, но в тоне его ярко слышалась угроза. Но то была лишь молнией перед громом. Лемэй прекрасно знал, что за мальчиками-посыльными следуют поручения, а поручения несут с собой головную для блондина боль. И даже если сейчас Лемэй заколит мечом это недоразумение чужого приказа, за ним придут другие, и другие. А всех, как известно, не убьёшь.
Но парень замялся и Лемэй почувствовал легкое облегчение, что хоть этот выродок не посмеет дерзкого отношения к тайному королевскому советнику.
-Лорд Вийраш просил напомнить о сегодняшней вашей встрече с ним.
"Лорд "кто"?" - моментально возник вопрос в голове Джендри. В имени лорда отчетливо слышалась какая-то восточная примесь. Вийраш. Вийраш-длинная-борода. Восточный торговец из песочных городов, чей отец купил себе титул за золотые монеты здесь, в Орантории. Да, Лемэй вспомнил "лорда Вийраша". И головная боль действительно затронула его предстоящей работой. Блондин ухмыльнулся
-Скажите мне, юноша. Лорд Вийраш считает советника короля настолько бесполезным, что считает нужным напоминать ему о встречах и, тем самым, ставит королевский выбор доверенного лица под большой и неудовлетворенный вопрос?


@темы: Многобуквенность , как первый признак шизофрении, Мне бы только писать мемуары и марать писсуары