Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:02 

Музыку включи "Felix Mendelssohn-Bartholdy – Streichersinfonie Nr.10 h-moll"

R.A.Fortuna
Укротитель из Птероцирка
***
(Сюжет: (осторожно, спойлеры! скобочки для автора) - Ниар всё забыл. Он скам. Поэтому верно выполняет всё и верит только своим семерым богам и посланникам. Но боги и посланники нифига не хорошие . вот)

-Шай, ты должен держаться. Всё будет хорошо, ты выживешь..., - тихим, срывающимся голосом проговорил Карджо. Сил смотреть на умирающего друга было всё меньше, а надежна беспощадно его покидала, и даже собственные слова казались ему безоговорочной злой ложью.
-Мой дневник, Карджо. Ты должен будешь найти его, - не унимался Шайя. Его взгляд был взглядом безумца, стоящего на пути у врат в лучший мир. Он уже не был здесь, не думал о будущем. Шайя не считал секунд и не надеялся. Всё было слишком просто и понятно.
-Ты сам его найдешь, сам..., - руки Карджо зловеще блестели алой кровью друга. Истерзанное тело парня непожвижно лежало на сырой земле, обогряя подмятую траву и влажную от дождя землю. Кровь расползалась по луже и подступила к коленям Карджо. Он рывком сорвал с шеи талисман и сжал его в кулаке. Дрожащая рука легла на грудь друга а губы тихим шепотом стали читать молитву.
-Не надо. Это не поможет. Боги не помогут, - блуждающий взгляд Шайи на пару миг словил взгляд Карджо, но глаза закрылись а тело зашлось легкой судорогой.
-Боги слышат молитвы. Они не заберут тебя, - на секунду оторвавшись от молитвы прошептал Карджо.
Поляна озарялась ярким теплым светом восходящего солнца. Холодная ночь отступала, забирая с собой весь мрак, который она принесла в этот мир. Лживое спокойствие, лживое тепло священного места. Семеро богов не могли поступить так жестоко, забрав душу своего верного слуги прямо здесь, на молитвенной роще.
-Его нельзя спасти, - тихие голоса деревьев, смешанные с шорохами листвы, озарили храм людской веры. Карджо и раньше слышал, как боги отвечают молящим. Но каждый раз слова богов приносили с собой надежду и веру.
-Дневник, Карджо, - беспомощно повторил Шайя. Но Карджо не хотел принимать смерть младшего брата. Вера вернулась к нему.
- Отпусти его. Из-за тебя ему больнее уходить, Карджо, - велел голос богов.
Парень ощутил, как теплая, легкая подобно сну рука каснулась его плеча.
-Заберите меня! Это не он должен умирать! - Карджо прижал к себе тело Шайи. Слёзы стекали по его впалым щекам вместе с росой, падавшей с листьев деревьев.
-Вам же всё равно чью душу забирать! - молил Карджо, дрожащими пальцами стирая кровь с лица брата. -Шай, не смей бросать меня!
-Дневник...- в бреду повторил Шайя.Его лицо было смертельно бледно, а дыхания до страшного редко.
-Он прекрасно прослужил Семерым. Его служба завершена, - боги были непреклоны.
Шайя резко вздрогнул и по роще пронесся шумный сип отпущенного из легких воздуха. Голова парня запрокинулась и стеклянный взгляд теперь отражал в себе лишь картину вокруг.
-Шайя! - закричал Карджо и затряс тело брата в руках. Но тот не отзывался, не дышал. Рука на плече сильнее сжалась.
-Его душа больше не с тобой .
-Шай, Шай! - Карджо лишь сильнее затряс тело брата. Громко всхлипнув, он прижал Шайю к груди и уоснулся губами его лба. Талисман выпал из его рук и смешлся с грязью.
-Оставь его тело, не тревожь его.
Карджо вскочил на ноги и схватил из ножен кинжал. Пальцы обвили изящную рукоять, направляя острие на себя. Полный дикого отчаяния взгляд коснулся лазурного небесного свода. Уверенным вдижением руки направили клинок, обеспечивая Карджо быструю смерть. Карджо уже готов был принять предсмертную боль, но кинжал исчез его из рук, оставив за собой клубы развеевающегося дыма.
-Верой запрещено убивать свою душу, Карджо. - Рука с силой дернула парня за плечо. Посланник, создание света и веры, вынул из ножен длинный меч Астахар. - Запрещено убивать в ночь Священного Верования.
Карджо вздрогнул, следя за тем, как Посланник заосит разящий меч. Он испуганно оступился. Знания играли с ним злую шутку. Он знало силе и предназначении Посланников.
-Бедный Карджо, глупый Карджо... - приговаривал Посланник. Пальцы удобнее перехватили рукоять двуручного Астахара, и безупречное лезвие насквозь пронзило грудь Карджо.

Ниар.
Как и все, Ниар не мог поверить в то, что его действительно приняли. Были конечно и те, кто настолько самоуверен, что никогда не сомневается в своих способностях. Но именно таких часто видят проигравшими. Парень был бесконечно предан своим родным землям, своим предкам, своему королю, богам. Он чтил все заветы, и безропотно исполнял приказы. Таких называли "скам", что означало - "хранитель верований и традиций". Скамы рождались всё реже, и больше встречались в личной гвардии короля, в Совете Единства. Естественно, мало найдешь людей, которые будут так верны и преданы, которые будут жить ради самого понятия короля и его державы. И всегда проще сказать, что человек, с таким мировозрением, просто глуп, глуп настолько, что ждет лишь команды свыше. Но оттого "скам" - стало быть всего лишь ругательство. Но слишком многого добивались эти верные люди. И рожденный скамом был в народном мышлении отмечен самими Семерыми.
Посланников отбирали раз в восход Миары. Звезды, возникавшей после смерти одного из старших Посланников. Из тех пятнадцати, кому снизошла такая восхищающая честь, Ниар был единственным скамом, единственным зачарователем. Но здесь все были индивидульны и неповторимы. Разношерстность возможных будущих Посланников заставляло мир подчинять одной вере, одним правилам. Пусть и исполнение их в разных народах часто отличалось, соединяя в себе особенности приоритетов народов и их собственные традиции. Семеро существовали для всех, и особое поклонение Орантории благодельным двум, нисколько не задевало поклонявшихся Седьмому Теморийцев.
Пейзаж среднего мира был ещё совершенно непривычен парню. Белый песок, всеобъемлющее лазурное небо и облака, плававшие почти над самой землёй. Замки белого мрамора, невиданной красы, сады, звери, знакомые лишь по легендам и поверьям. Ниар никогда не мог особо представить себе обитель богов. Но, как его похже разочаровали, никакие боги здесь не живут. Даже здесь, боги для всех всего лишь поверье. Для всех, кроме Посланников. Но ведь на то они и боги. Боги жили в высшем мире. Но на то Ниару уже совершенно не хватало фантазий.
-Твой наставник скоро прийдет, мальчик, - пророкотал непривычный голос высокого существа. Лицо его напоминало больше рыбье, своими огромными глазами и невыразительным продолговатым профилем. Длинные трёхпалые руки, звериные ноги и голубая как вода южных морей кожа. Такие здесь были повсюду, и Ниар в них путался. Кто его привёл, кто прошел мимо, а кто вообще не принадлежит этому замку. Парня спасало только разнообразие их одежд. Кто в килте, поверх белоснежных брюк, кто в золотом ошейнике, у кого на руках несколько необычных браслетов. (бла-бла-бла, даже не помню что там за сюжет . дальше писать либо никогда, либо никогда не буду ХД)

@музыка: Felix Mendelssohn-Bartholdy – Streichersinfonie Nr.10 h-moll

@темы: Вникогда, Мне бы только писать мемуары и марать писсуары, Многобуквенность , как первый признак шизофрении

URL
   

Печенье с легендами

главная